Со старых фото ей улыбаются дети. Они ещё не знают, как обойдутся со своими родителями

Светлана Михайловна услышала, как заворочался во сне муж и, осторожно ступая, заглянула в полумрак спальни. Прислушалась. Выгнала из комнаты игривого пушистого Барсика, видимо он и потревожил Геннадия, бестия эдакая. Плотно прикрыв дверь, она вернулась в большую комнату.

Было давно за полночь, но сон не шел. Тихо бубнел телевизор и радостно мигала огнями потрепанная елка в углу зала. Светлана Михайловна окинула взглядом комнату и как будто увидела её впервые. А ведь у них всё такое потрепанное, почти ветхое.

Вот этот лакированный шифоньер, с ныне безжалостно скрипящими покосившимися дверцами, они купили с Геной в первый год своей семейной жизни. А было это, дай бог памяти, лет 45 назад.

Кресла с затертыми ручками появились у них немного позже и уже раза два перетягивались. Новые покупать было не по карману, вернее сказать, были другие более важные траты. Нужно было поднимать детей.

Светлана Михайловна, скрипя половицами, подошла к старому серванту. За потемневшими от времени стеклами стояли разнокалиберные рамочки с фотографиями. С них улыбаются дочери и сын. Еще открыто смотрят в глаза, еще не знают, как обойдутся со своими родителями.

…Света и Гена, одногодки, поженились в первый год после окончания школы. Оба учились в институте и не хотели ждать более подходящего времени для свадьбы, да и не думали они об этом. Молодые были, счастливые. Вся жизнь была впереди.

А материально жили трудно, экономили каждую копейку, и когда Света узнала о будущем ребенке, то засомневалась смогут ли. Сможем, твердо ответил муж и вот уже в комнате общежития для семейных с трудом втиснута детская кроватка.

Учебу Гене пришлось оставить. Работы он не боялся и без дела не сидел. Света взяла академический отпуск и легко вошла в роль молодой мамы. Дочка была спокойным, беспроблемным ребенком и времени для учебы хватало.

Только-только всё устаканилось и до диплома осталось чуть больше года, как случилась новая беременность. Понимая, что будет непросто, они все же сделали свой выбор. К тому времени Гена работал на заводе и в очереди на квартиру они вышли на финишную прямую.

Кроватку для сына ставили уже в новенькой малогабаритной двушке. Казалось, что всё прекрасно. А может так оно и было – всё прекрасно…Хоть и омрачала их радость вечная нехватка денег, но руки никто не опускал.

Смотрите также:  Очень многие выращивают у себя «Денежное Дерево». Так вот, ЗНАЙТЕ, ЧТО ВЫ ПОЛИВАЕТЕ И ВЫРАЩИВАЕТЕ...

Муж работал в две смены, дома появлялся только переночевать и переодеться. Она перешла на заочное обучение, с трудом получила диплом. Одновременно вести дом, растить двоих детей и грызть гранит науки было очень сложно.

Но трудный период даром не прошел. Когда старшая дочка пошла в школу, сын уже ходил в детский сад и Света нашла работу по специальности. Мужу стало немного легче, но меньше работать он не стал. Всегда говорил о том, что некогда им рассиживаться, нужно поднять детей.

Они даже смогли выбираться на море. Как же нравились Свете эти поездки! Новые люди, новые места, довольные смеющиеся дети, горячее солнце и холодный пломбир. Всё у них с Геной получается, они всё делают правильно.

В аккурат на свое тридцатилетие Света получает от судьбы новый подарок — у них будет третий ребенок. Как они тогда со всем справились — она уже и не представляет.

Вновь декрет, вновь Гена почти не бывает дома, работает, как-то крутится, чтобы прокормить их всех. Если ему и удавалось поспать 4-5 часов это уже было очень хорошо. Но все не зря. Мало-помалу собираются кой-какие деньги, дети здоровы, одеты-обуты. Дети подрастают, вот-вот уже и младшая пойдет в школу.

А потом пришли новые смутные времена. Перестройка, гласность, пустые полки магазинов и страх перед будущим.

Рухнул весь устоявшийся мир. Да и не только у них, в отдельно взятой семье. Вся страна полетела в тартарары. На заводе месяцами не давали зарплату, в магазинах появились долговые тетрадки, рис и гречку можно было получить только по талонам – а дома трое детей.

Но не таков был Гена, чтобы сложить лапки и плыть по течению, куда вынесет. Помыкавшись то тут то там, осознав, что деньги теперь могут быть только на рынке, он уходит в бизнес.

Бизнес для начинающего челночника, это, конечно, сказано громко. Сколько было сделано ошибок, сколько шишек набито, прежде чем вывернули они на более-менее гладкую дорогу без тумана и ухабов.

Все имеющиеся деньги были вложены в закупку товара. И вот уже Гена, ранее никогда не бывавший дальше Анапы, летит вместе с такими же «бизнесменами» в Турцию. Потом была и Польша, и Эмираты, и Китай, и Тунис. Огромные клетчатые баулы и экономия, экономия, экономия.

Смотрите также:  Чтобы помидорчики были крупными

После нескольких проб и ошибок они остановились на продаже детских вещей. Вместе с мужем Светлана с раннего утра крутилась как белка в колесе, пытаясь подстроиться под новые условия жизни.

Все, что удалось заработать они бережно откладывали на будущее для детей. Не обзавелись ни дорогой машиной, ни новой мебелью, хотя и возможность такая была.

Оплатили старшей дочери учебу в институте. И когда она в конце третьего курса решила выйти замуж, перечить не стали. Не поскупились на свадьбу, а немного попозже, собрав все сбережения, купили дочери с зятем квартиру.

Уже тогда у мужа начались проблемы со здоровьем, но в бешенной гонке было не до себя. Уже закончил школу сын, вновь расходы на обучение. Посчитав несправедливым обеспечить квартирой только одну дочь, они изо всех сил работали, чтобы не обделить и сына. Заработали и ему на квартиру.

Получив короткую передышку, пока подрастала младшая, Света, видя состояние мужа, настаивала на обследовании, санаторий был им доступен. Но Гена и слышать не хотел о таких неразумных тратах. Тем более, что дела на рынке клонились к закату, денежный ручеек потихоньку иссякал.

Когда младшая дочь, вместо квартиры, озвучила свое желание учиться за границей, они схватились за голову. Для них это было что-то недостижимое, похожее на перелет к Марсу. Но девочка к учебе относилась серьезно, строила большие планы и стать у неё на пути к мечте родители никак не могли.

Пришлось влезть в долги. Где взяли кредиты, где заняли у друзей, собрали все, что было по силам. Учебу дочери оплатили. За год. Больше не смогли.

Была надежда на то, что показав хорошую успеваемость, она сможет дальше учиться или вполовину дешевле или вообще бесплатно. Они были уверены, что их девочка справится.

И когда они только собиралась перевести дух, пришла нежданная беда. Гена слег с инфарктом. Страшно Свете было так как, наверное, никогда не было страшно, за всю их непростую жизнь. Сутками она не отходила от мужа.

Кормила с ложечки, мыла, держала за руку. Когда стало возможно, то потихоньку выводила его на улицу. Самый тяжелый месяц остался позади. Гена восстанавливался. И только теперь Светлану Михайловну как обухом по голове стукнуло: а ведь никто из детей не приехал и не помог, ни словом, ни делом.

У старшей заботы с детьми, никак нельзя прервать учебный процесс, да еще муж, работа. Пару раз она позвонила и все жаловалась, как нелегко ей приходится. Светлана Михайловна только вздохнула, вспомнив себя с двумя детьми на руках. Пожалела дочку, да, знает, что непросто.

Смотрите также:  Почему хвойные деревья нельзя сажать возле дома

Младшая и вовсе только электронные письма слала. Звонить было очень дорого, оставить учебу она никак не могла. Да и что тогда, получается, что все эти старания с оплатой учебы зря. Да-да, поддакивала Светлана Михайловна, учись дочечка, о нас не переживай, справимся, не впервой ведь.

А сын просто не звонил. Не звонил и не брал трубку. Хотя и живет в часе езды от родительского дома. Объяснить причину Светлана Михайловна никак не могла.

Она вообще не могла понять почему в трудную минуту все дети отвернулись от них. Разве так бывает, задавала себе она вопрос. Где же она ошиблась, где что-то сделала не так? Всю жизнь они с Геной положили детям под ноги, а те тяжелыми кованными сапогами прошлись по их сердцам.

Светлана Михайловна еще немного постояла, рассматривая известные до каждой черточки, фотографии детей. Убрать их не поднималась рука. А может она все себе надумала. И так сложилось, что дети на самом деле не смогли им помочь.

Было что-то другое, важное, необходимое. А потом, когда все вопросы уладятся, взрослые дети приедут их навестить и дом вновь наполнится гомоном голосов и жизнью. Надо только немного потерпеть.

КОНЕЦ

Уважаемые читатели, в последнее время мне все чаще присылают истории, которые трогают с такой силой, что перехватывает дыхание. История Светланы Михайловны одна из них. Трудно принимать чью-то сторону, не зная полной картины событий.

С её стороны – ситуация такая, какая ситуация глазами детей нам не известно. Но уже одно то, что родители подняли и поставили на ноги всех троих, никого не обделив, это дорого стоит.

И как ответить на вопрос героини: «Что я сделала не так? Почему от нас отвернулись дети?» я, честно говоря, не знаю. А вы?

Источник